Змеиное кубло, или Какая змея более правильный символ медицины

Не так давно на одном из аккаунтов, собирающем глупости с антиваксерских форумов, автору статьи встретилось изображение демона с жезлом, обвитым двумя крылатыми змеями. «Вы все еще сомневаетесь, какие корни у медицины?!» – спрашивал топикстартер и, видимо, был прав: многие из читателей так и не узнали символ. Змея вокруг чаши, змея вокруг посоха, две змеи с крыльями вокруг тонкого жезла – все эти символы мы привыкли отождествлять с медициной, но вряд ли задумывались об их происхождении и, тем более – об их разнице.

Для того, чтобы понять, почему вокруг врачей такое количество змей, оглянемся на несколько тысяч лет назад.

 

Асклепий

Медицинскую помощь в Древней Греции 5 века до н.э. оказывали странствующие лекари, которые познавали свое ремесло путем сочетания ученичества и долгой практики, травники, фокусники, шарлатаны, а также жрецы, причем последние могли (и успешно конкурировали) с первыми по качеству оказываемых услуг. 

Такая «религиозная» медицинская помощь ожидала страждущего в храмах греческого бога медицины Асклепия (по-римски называемого Эскулапом). Эти храмы, называемые асклепионы, чем-то напоминали современные санатории: пациент приезжал на какое-то время и во время «лечебного курса» придерживался здоровой диеты, пил чистую воду, посещал сеансы массажа, занимался лечебной физкультурой и часто находился под присмотром врача. Конечно, без «исцелений верой» не обходилось, но все же вся остальная помощь была вполне эффективной, а из жрецов получались отличные практикующие врачи. Например, изначально жрецом Асклепия был всем известный Гиппократ.

Сейчас принято считать, что Асклепий на самом деле был человеком, жил, вероятнее всего, незадолго до Троянской войны (около 1200 года до н.э.) и изучал искусство врачевания. Про него пишет, например, Гомер в своей «Илиаде», где он упоминается как отец врачей-воинов Махаона и Подалирия. Так, например, Махаон извлекает стрелу из раны Менелая и накладывает лечебную мазь, способствующую быстрому заживлению, рецепт которой он узнал от своего отца.

С религиозной же точки зрения культ Асклепия можно считать ответвлением культа Аполлона.

Дело в том, что исходно за медицину у древних греков отвечал именно Аполлон, но так как у этого бога были и другие функции, постепенно сформировалась потребность в отдельном боге с более узкой «специализацией». Так родился миф о происхождении Асклепия от Аполлона: светлый бог полюбил смертную, она ему изменила, и Аполлон убил ее. Однако умирая, женщина попросила спасти своего нерожденного ребенка, который ничем не заслужил разделить ее судьбу, и бог провел первое в мире кесарево сечение, вынув из чрева лежащей на погребальном костре матери будущего Асклепия.

Змеи – классический символ врача-жреца, поклоняющегося Асклепию. Легенда гласит: Асклепия призвали вылечить больного сына царя Миноса, Главка, но тот умер до прихода лекаря. И хотя Асклепий возмутился: мол, что же тут лечить, больной мертв, - его все равно заперли вместе с трупом «до получения результатов». Пока Асклепий думал, как ему быть, в комнату проникла змея, и он ее убил. Через некоторое время приползла другая змея с какой-то травой в пасти и положила ее на голову убитой, после чего та ожила. Заинтересованный Асклепий попытался проверить действие чудо-травы на Главке – и тот тоже вернулся к жизни. Так Асклепий научился оживлять мертвых (и тем подписал себе смертный приговор у богов), а змеи стали символом асклепийской медицины. Они имели право свободного доступа в асклепионы, и сам бог стал изображаться в виде добродушного бородача, опирающегося на грубый посох, обвитый змеей.

 

Чаша Гигеи

Все дети Асклепия тоже стали великими врачами. Помимо двух упомянутых Гомером сыновей, Асклепий породил Гигиею (давшую имя будущей отрасли медицины гигиене), которая ухаживала за папиными змеями, Панацею, чье имя означает «лекарство от всего» и с которой у нас сегодняшних связывается понятие об идеальном лекарственном средстве, и Ясо, чье имя переводится как «лечить».

Гигея была богиней сохранения здоровья. Она кормила священных змей отца и потому часто изображалась с кубком или чашей со змеей, обвивающей ножку сосуда и заглядывающей вовнутрь. Этот символ был как бы дублирующим производным от посоха Асклепия, и потому неудивительно, что после падения Римской империи почти потерял свое значение. Однако в XIII веке аптекари Падуи вновь ввели его «в моду», и с тех пор змея вокруг чаши – наиболее частый и узнаваемый символ фармации во всем мире.

Распространение же «змеи-алкоголика» как символа медицины вообще в СССР было напрямую связано с ошибкой, произошедшей при восприятии этого символа Российской империей. Дело в том, что с  XVIII века РИ начала активно использовать змею над чашей под названием «Гиппократова чаша» как нагрудный знак отличия медиков: с 1871 года ее получили доктора медицины, а чуть позже, уже с вариацией «две змеи и чаша», символ появился на «лекарском знаке» для выпускников медицинских факультетов университетов и Военно-медицинской академии и на знаке «женщина-врач». На двух последних с чашей изображались 2 змеи. В дальнейшем эмблема (сохраняя вариации одна/две змеи) изображалась на официальных юбилейных и памятных знаках, а также медалях. РСФСР официально утвердило ее однозмейный вариант как общемедицинскую эмблему, и дальше кубок Гигеи стал фигурировать на нагрудных знаках отличников медицинского труда и на знаках о высшем и средне-специальном медицинском образовании СССР, поэтому неудивительно, что для стран бывшего СССР чаша Гигеи – символ медицины вообще, а для Европы – только фармакологии.

 

Гермес

Еще одной важной фигурой божественного мира греков был Гермес (Меркурий) – один из двенадцати олимпийских богов. С самого детства он отличался шкодливостью и изворотливостью. Так, уже на четвёртый день после своего рождения Гермес вылез из пеленок, сделал лиру из панциря черепахи и играл на ней, а затем угнал пятьдесят коров из стада, которое было поручено пасти его брату Аполлону, и приготовил себе славный обед. Когда же разгневанный Аполлон все же нашел его, Гермес начал отнекиваться, апеллируя к тому, что младенец его возраста никак не может совершить такое преступление. Сдавшись в споре, Аполлон было потащил братца с собой на Олимп, где их должен был рассудить Зевс, но Гермес так красиво сыграл ему на лире, а потом еще и подарил свирель, что Аполлон простил ему кражу и даже поклялся в вечной дружбе. Однако дружеские чувства вовсе не помешали Аполлону провозгласить Гермеса царем воров. Собственно, богом воров Гермес, в частности, и был.

Помимо покровителя воровства, Гермес считался богом торговли, искусств и ремесел, астрологии и магии. Гермес служил проводником душ в мир мертвых и вестником богов.  Позже перевод на латынь четырнадцати античных трактатов, так называемого «Герметического корпуса», в котором бог делится с миром тайными знаниями, оказал существенное влияние на развитие алхимии, каббализма и масонства.

Змеи стали его неотъемлемым символом почти с самого рождения: когда Аполлон и Гермес помирились из-за кражи коров, Аполлон в подтверждение своей клятвы о дружбе подарил Гермесу свой волшебный жезл. Гермес тут же проверил силу его слов – увидев двух сражающихся змей, он воткнул жезл между ними, и те тотчас же прекратили бороться и мирно обвились вокруг палки. Гермесу так понравилась эта картина, что он обездвижил змей и сделал их вместе с жезлом своим атрибутом – посохом вестника богов.

Само слово «кадуцей», обозначающее этот посох, происходит от слова kerykeion, или посох вестника. Во 2 веке н.э. к посоху иногда добавлялись крылья, олицетворяющие быстрые ноги Гермеса (вернее, его крылатые сандалии), но до 15 века эта практика не была особо распространенной. Сегодня мы можем часто видеть кадуцей вместо посоха Асклепия на медицинских учреждениях и организациях. Как так вышло, что знак торговца и вора стал символом медицины?

Очень просто.

 

Подмена посохов

В XVI веке кадуцей, вероятно из-за того, что Гермес приносил информацию богам, а типографы – людям, использовался в качестве эмблемы печатников. Например, им пользовался знаменитый Иоганн Фробен из Швейцарии, благодаря которому Базель на долгие века стал центром книгопечатания в Европе.

Использовали кадуцей и другие западные издатели, печатавшие медицинские книги. В Европе таких было мало, но один из них, лондонский издатель Джон Черчилль, обильно экспортировавший в США медицинские талмуды, очень любил кадуцей и оснащал свои книги личной печатью с двумя змеями (которых называл Медициной и Литературой) вокруг жезла, а американские медицинские издатели в погоне за популярностью Черчилля этот символ скопировали. Таким образом, в умах множества врачей Америки кадуцей с самого начала оказался подсознательно связан с медициной.

С кадуцеем во время Гражданской войны в США выходили на поле битвы забрать раненых и медики армий Севера и Юга. Эта традиция еще более древняя, чем знак типографа – дело в том, что в римскую эпоху кадуцей широко использовался как символ мира или нейтралитета во время войн. Посланник мог показать этот знак и затем доставить сообщение врагу, не подвергаясь нападению – так же, как в наше время на переговоры выходят с белым флагом перемирия. Естественно, что многие в США связали медицинскую помощь и кадуцей.

Кадуцей также был включен и в символику медалей в ознаменование многих важных мирных договоров – например, Вестфальского, положившего конец Тридцатилетней войне в 1648 году.

В 1818 году указом Конгресса был организован Медицинский корпус армии США. Был разработан его герб с изображением щита со звездами и полосами на правой половине и посохом Асклепия на левой половине, но посохи опять перепутали.

В 1902 году Генеральный хирург США (Surgeon General of the United States – глава т.н. Офицерского корпуса здравоохранения США, подчиняющийся помощнику министра здравоохранения и социальных служб США) проигнорировал герб собственной армии и стал использовать кадуцей (предложение использовать который было отклонено предыдущим Генеральным хирургом) в качестве нового символа армейского медицинского корпуса. Сейчас считается, что он сделал это, считая, что кадуцей должен подчеркивать тот аспект, что корпус не участвует в боевых действиях, а не акцентировать его медицинскую функцию, но никакого объяснения никто тогда, конечно же, не получил. Более того – Генеральный хирург был введен в заблуждение своим помощником, сказавшим ему, что кадуцей используют медицинские армейские корпуса других стран!

В 1917 году подполковник МакКалок, библиотекарь Генерального хирурга, обнаружил оригинальные документы, свидетельствующие о том, что на гербе, принятом Медицинским корпусом столетием ранее, был изображен посох Асклепия, а не кадуцей, но было уже поздно.  

Вот, для примера, золотой кадуцей на воротничке Американского медицинского комитета США, принятый в 1902 году. Под ним полковой знак Медицинского департамента армии США (USAMEDD), который носит весь персонал в каждом из его семи корпусов, включая USAMC. Дизайн щита с его 20 звездами, 13 полосами и зеленым посохом Асклепия заимствован из оригинального герба, принятого USAMEDD в 1818 году1.

 

Однако другие военные медики не спешили путать посохи. И французская армия (в 1798 году), и немецкая армия (1868 году), и английская армия (в 1889 году), и даже военно-воздушные силы США для своего медицинских подразделений взяли своим символом не кадуцей. У всех них в эмблемах присутствует посох Асклепия, и даже европейские медицинские словари того периода не находят связи между жезлом Гермеса и медициной. 

Таким образом, нынешняя популярность кадуцея в США (а через США знакомая и всем нам) связана с его использованием американской армией. Но даже и в самих США нет единого мнения насчет символа медицины. Так, например, Американская медицинская ассоциация, Медицинский журнал Новой Англии (одно из старейших медицинских изданий в мире) и Ассоциация американских медицинских колледжей используют вполне традиционный посох Асклепия.

 

 

Так какой же «змеиный» символ медицины правильный? Безусловно – и тут мы можем воспользоваться словами библиотекаря Генерального хирурга, обнаружившего подлог: «Мы слишком плохо знаем историю и гуманитарные науки. Кадуцей, или жезл Гермеса, который теперь носят служащие Медицинского корпуса, на самом деле не имеет никакого медицинского значения. Его следует заменить на посох Асклепия».

Однако давайте посмотрим и с другой стороны. США, где процветают страховые компании, больничные кассы и судебные иски к качеству медицинского обслуживания, явно выбрали себе правильный символ: хитроумный Гермес с радостью ведет коммерческую медицину и благоволит сверхприбылям фармацевтических гигантов.

Примечания

Количество просмотров: 63.
Добавить комментарий