Владимир Подвысоцкий – скромная звезда дореволюционной медицины

В отличие от советской медицины, фактически существовавшей за счет наработок предшественников и интеллектуального воровства (мы уже писали о краденом пенициллине и других «открытиях», «чудесным» образом совпадавших с визитами советских ученых на Запад или с возвращением с Запада агентов КГБ с секретными чемоданчиками), медицина Российской Империи могла похвастаться действительно великими учеными. Мечников, Бец, Афанасьев... В одном ряду с этими именами стоит и имя Владимира Валериановича Подвысоцкого – великого киевского патолога, эндокринолога, микробиолога и иммунолога, основателя научной школы, давшей потом медицине советской таких ученых, как Заболотный, Богомолец и Тарасевич.

 

Семья ученых

Владимир Подвысоцкий недаром заинтересовался медициной. Его отец, Валериан Осипович Подвысоцкий, уроженец Киева, был кандидатом юридических наук – но, вышедши в отставку, настолько заинтересовался фармакологией, что получил второе, медицинское образование, защитил докторскую и даже стал преподавать в Казанском университете (предложение Краковского университета пришлось отклонить из-за проблем с вероисповеданием). Неудивительно, что его сын уже с юных лет помогал травмированным животным и мечтал стать врачом1.

Из села Максимовка на Черниговщине, родового имения своей матери, юный Володя отправился получать начальное образование в Женеву, а потом, вернувшись, – закончил с золотой медалью Нежинскую гимназию. Это возвращение на родину станет в будущем главным лейтмотивом жизни ученого.

«Я должен стоять на службе людям, с которыми родился на одной земле, в одной стране, в которой болезни являются бесконечной причиной неподобающих смертей… Мировых столиц много, но моя столица – навсегда Киев», – напишет он позже, возвращаясь из Германии.

 

Научные интересы

После Житомирской гимназии Владимир поступил на медицинский факультет Киевского университета (в этот момент его отец тоже стал студентом – но Дерптского университета), где под руководством блестящего киевского гистолога, одновременно с Флеммингом открывшего процесс митоза, Петра Ивановича Перемежко написал свою первую научную работу по строению поджелудочной железы и даже самостоятельно проиллюстрировал ее. Структура поджелудочной была описана столько подробно, что некоторые ученые даже стали предлагать переименовать островки Лангерганса в островки Подвысоцкого2.

Тогда же, во время учебы, Подвысоцкий впервые заинтересуется кефиром и его лечебными свойствами. Результаты своих изысканий он оформит в виде книги, и позже 5 раз перевыпустит ее, дополняя новыми подробностями.

Интересно, что свои выпускные экзамены Подвысоцкий будет сдавать не в Киеве, а в Петербурге, в Военно-медицинской академии, которая и присвоит ему степень врача с отличием и разрешит защищать докторскую. Казалось бы – путь к дальнейшему изучению поджелудочной железы открыт, но Владимир резко поменяет тематику исследований и отправится с экспедицией на Кавказ, изучать проказу – и, по совместительству, собирать материал о том самом интересующем его кефире.

Это был первый опыт Подвысоцкого в инфекционных болезнях, который позже он разовьет, работая бактериологом в Институте Пастера во Франции, и к которому вернется, когда будет участвовать в искоренении эпидемии холеры, но он не помешал ему и дальше изучать желудочно-кишечный тракт и железы внутренней секреции.

Так, свою диссертацию на соискание докторской степени, материалы для которой Подвысоцкий собирал, работая в Германии в лаборатории известного анатома Эрнста Зиглера, молодой ученый назовет «Возрождение печеночной ткани у млекопитающих животных». В Германии ему впервые предложат остаться за рубежом – и в Германии же Владимир сформулирует свою гражданскую позицию «служить на благо отечеству», следовать которой будет до самой смерти3.

Работа «германского периода» также была высоко оценена и на родине Подвысоцкого – помимо получения докторской степени, он был награжден и премией Академии наук, а Военно-медицинская академия избрала его приват-доцентом по общей патологии и поставила редактором ежемесячного журнала на русском и французском языках «Русский архив патологии, клинической медицины и бактериологии». Признала его заслуги перед наукой и Франция. В 1887 году Парижское анатомическое общество делает его своим член-корреспондентом.

После того, как Подвысоцкий окончательно возвращается из своих зарубежных командировок, Киевский университет назначает его сначала приват-доцентом, а после и ординарным (штатным) профессором патологии, заведующим кафедрой общей и экспериментальной патологии. За три года заведования кафедрой Подвысоцкий напишет 40 (сорок!) научных трудов, его лаборатория объединит как ученых, так и студентов, которые, по свидетельству современников, «не уходили из университета до поздней ночи»3.

Объектами изучения киевских патологов станут яичники, надпочечники, регенеративные свойства желудка, почек, слюнных и мейбомиевых желез. Именно под руководством Подвысоцкого в 1888 году Маньковский впервые выделит адреналин и назовет его надпочечниковым стимулятором. Исследования Подвысоцкого на базе Киевского университета суммируются в знаменитый труд «Основы общей и экспериментальной патологии. Руководство к изучению физиологии больного человека», удостоенный премии Российской академии наук, переведенный на 17 языков, в том числе греческий и японский, и выдержавший более 20 переизданий.

Со времен своей экспедиции на Кавказ Владимир Подвысоцкий не переставал интересоваться инфекционными болезнями, справедливо считая их одной из самых серьезных угроз человечеству. Так, уже в начале 90-х он начал исследования по бактериологии, в частности изучал морфологию холерного вибриона и возбудителя сибирской язвы, а во время эпидемии холеры 1891 года заведовал одним из холерных бараков, принимая в противохолерных мероприятиях самое живое и непосредственное участие, написал статьи «К вопросу о борьбе с холерой» и «К вопросу о лечении холеры», в которых пропагандировал санитарно-административные меры по преодолению этого заболевания. Опыт борьбы с холерой позже подвигнет Подвысоцкого на создание киевского Общества борьбы с заразными болезнями, а в конце 90-х – и на создание журнала  «Русский архив патологии, клинической медицины и бактериологии» в Санкт-Петербурге, в котором регулярно публиковались Мечников, Высокович и Филатов.

С 1889 года ученый стал интересоваться и вопросами онкологии. В 1909 году изучал вопросы химико-физического раздражения на этиологию новообразования, а в 1910–1911 – химиотерапию рака4.

 

Научно-организаторская работа Подвысоцкого

Владимир Валерианович был не только талантливым ученым, но и блестящим организатором и руководителем. Его понимание о необходимости обеспечения как можно более широкого доступа к качественной медицинской помощи для всех слоев населения реализовалось в заведование лечебницей и курсами Мариинской общины Красного Креста в Киеве4.  

Именно сочетание качеств ученого, организатора и гражданского активиста привело к тому, что министр народного образования по рекомендации ректора Новороссийского университета настоял на переводе Подвысоцкого в Одессу, на должность декана медицинского факультета.

За время пребывания на должности Владимир Валерианович не только сплотил вокруг себя ученых, которые позже станут светилами отечественной и зарубежной науки, – он фактически создал медицинскую школу Одессы: руководил строительством сооружений, оснащением кафедр, аудиторий и лабораторий, выбивая деньги из государственного аппарата правдами и неправдами.

Академик Иван Петрович Павлов позже скажет об этом периоде: «Владимир Валерианович взял на себя труд устроить открывшийся в Одессе медицинский факультет. Надо было добыть достаточные материальные средства и выполнить в высшей степени сложную строительную задачу, а затем следовал подбор соответствующего профессорского персонала. И то, и другое, и третье было достигнуто Владимиром Валериановичем вполне».

В Одессе микробиологический подход Подвысоцкого получил новое развитие. Сотрудничество с Мечниковым, совместное развитие общебиологического подхода вылилось в концепцию участия экзогенного фактора в развитии опухолей и в изучение того, что Подвысоцкий называл «бесконечно малые ультрамикроскопические образования», а Мечников – «вирусы».

Научную работу Подвысоцкий совмещал общественной: был главой Одесского бальнеологического общества, медицинских обществ при Новороссийском университете, членом  санитарно-эпидемиологической комиссии, редактором еженедельной газеты «Врач». Также Владимир Валерианович учредил клинику детских болезней в Одессе, наладил изготовление дешевых лекарственных сывороток для прививок.

В 1905 году Подвысоцкий получил предложение переехать в Петербург и возглавить Институт экспериментальной медицины. Этот институт работал по двум главным направлениям: разработка теоретических вопросов медицины и решение практических задач по оказанию медицинской помощи населению. Пребывая на должности, Владимир Валерианович открыл клинику кожных болезней и институтскую библиотеку, наладил изготовление противочумной, противохолерной и противотифозной сыворотки (ранее эти препараты в достаточном количестве мог производить только Пастеровский институт в Париже), проводил работы по созданию противококлюшной сыворотки, организовал российский отдел на международной гигиенической выставке в Дрездене и построил лабораторию для изучения условных рефлексов у собак.

В 1913 году его назначили генеральным комиссаром по организации Всероссийской гигиенической выставки в Санкт-Петербурге. К сожалению, нервное перенапряжение, связанное с этим событием, послужило причиной смерти ученого. Больной гриппом, он продолжал следить за работами по устройству павильона. 22 января 1913 года после непродолжительной болезни Владимир Валерьянович умер.

Примечания

Количество просмотров: 31.
Добавить комментарий