Опасно ли ощущение сладости?

В предыдущей статье мы рассматривали достоинства и недостатки различных сахарозаменителей и подсластителей, а в этой поговорим о том, что еще, помимо давно известной физиологической цепочки «сахар – инсулин – повышение аппетита – повышение потребления калорий – ожирение/диабет», может привести нас к печальному результату.

 

Мыши и сладкая жизнь

Одно знаменательное в своем роде израильское исследование, опубликованное в десятых годах нашего века, продемонстрировало парадоксальный результат: здоровым мышам давали воду с добавлением одного из трех низкокалорийных сахарозаменителей (аспартам, сахарин и сукралоза), которые вроде бы должны были прервать цепочку «сахар – диабет» из-за отсутствия стимуляции выброса инсулина, однако привели ровно к противоположному – у животных развилось нарушение толерантности к глюкозе, первый признак начинающегося диабета. При этом у мышей из контрольной группы, которые пили обычную воду или воду с добавлением обычного сахара, такого не наблюдалось1.

Ученые пришли к выводу, что все дело в изменившемся микробиоме кишечника мышей, пивших воду с подсластителями, и начали следующий этап исследования – на этот раз в качестве подопытных выступали добровольцы-люди, выпивавшие по 40 банок диетического напитка в день, что соответствует максимально допустимой ежедневной дозе сахарина. Через пять дней более чем у половины испытуемых в той или иной степени обнаружилось нарушение толерантности к глюкозе и изменение микробиома кишечника.

Тогда ученые произвели еще один опыт – они пересадили бактерии из человеческих фекалий мышам (так называемая трансплантация фекальной микробиоты), и оказалось, что непереносимость глюкозы передалась от людей здоровым животным, что дополнительно подтвердило непосредственное участие кишечной микрофлоры в развитии этого состояния.

Ужасная история, заставляющая нас навсегда прекратить употреблять сахарозаменители?

Не совсем.

У этого исследования есть маленькая, но важная деталь – в эксперименте участвовало 7 человек, а это приводит нас к понятию малой выборки и статистической недостоверности подобных выводов как минимум. Кроме того, даже в эксперименте непереносимость глюкозы была временной, это состояние понемногу проходило после прекращения воздействия.

Для статистически достоверной картины нужны рандомизированные двойные слепые плацебо-контролируемые клинические испытания, когда ни участник эксперимента, ни ученый не знают, что именно получает человек – исследуемое вещество или пустышку-плацебо, но как это сделать с веществом, главное изучаемое свойство которого – это вкус?

Однако результат есть результат, он заставляет нас посмотреть на проблему сахарозаменителей и диабета более пристально.

 

Рефлекс на «сладенькое»

Начиная разбор исследований, посвященный взаимодействию низкокалорийных сахарозаменителей и нарушения толерантности к глюкозе с возможным дальнейшим выходом в сахарный диабет и/или ожирение, нельзя не сделать отступление.

Из статьи о сахарозаменителях уже можно сделать вывод, что изобретение более дешевых веществ-конкурентов сахара вызвало не только движение любителей «сладенького» за право употреблять более сладкий продукт, но и самую настоящую войну между производителями сахара, которые несли убытки, и производителями сахарозаменителей, стремившихся захватить рынок.

Основным полем битвы стали не узкоспецифические продукты для диабетиков (которые, кроме диабетиков, никто особо и не ест), а такой популярный потребительский сегмент, как сладкие напитки. Действительно, если ВОЗ связывает со сладкой газировкой целый букет проблем, начиная с сердечно-сосудистой патологии, а ровно через два года после того, как находят аспартам, продажи диетической газировки увеличиваются вдвое, начинаешь поневоле задумываться о том, не потеряешь ли ты рынок.

Все исследования на тему возможного вреда сладкого вкуса сахарозаменителей самого по себе можно условно разделить на две группы: те, в которых дополнительно контролировали или ограничивали употребление калорий, и те, в которых употребление калорий было свободным. Обычно в исследованиях, где потребление калорий, не связанных с напитками, было ограничено, наблюдался позитивный эффект от замены обычной сладкой газировки/напитка на диетическую, а где ограничения калорий не было – связь не обнаруживалась.

Это интересный результат. Помимо очевидного вывода о том, что снижение привычного поступления калорий с напитком заставляет человека возместить его потреблением калорий из другого источника, он приводит нас и к другому – силе воздействия сладкого вкуса самого по себе на выброс инсулина и/или развитие сахарного диабета.

Вот, например, как показывает это свежее индийское исследование: сладкий вкус стимулирует усиление выброса инсулина, наш организм оказывается «обманут» и реагирует точно так же, как он реагирует на обычный сахар, в результате выдавая все то же нарушение толерантности к глюкозе и диабет2.

Еще один способ получить более точный результат, чему у израильтян с их мышами – это так называемые когортные исследования.

 

Когорта против сладенького

Когорта в современном статистическом понимании – это группа людей, отобранных по неким критериям общности, среди которых длительно изучают некий признак. Когортные исследования относят к обсервационным (то есть тем, в которые медицинский не вмешивается, а только фиксирует данные). Они предназначены для изучения распространенности заболевания, поиска его причин и постановки прогнозов в том случае, если проводить рандомизированные клинические испытания неэтично (например, зная, что сигаретный дым вызывает рак, сознательно предлагать участникам курить).

Когортные исследования бывают также проспективные (две когорты – подвергающиеся воздействия изучаемого фактора и не подвергающиеся – отбирают до проявления у участников каких-либо симптомов заболевания и далее наблюдают) и ретроспективные (используют данные, которые собирали раньше, часто даже в других исследованиях). В обоих случаях результаты тщательно обрабатывают статистически.

Конечно, когортные исследования проигрывают РКИ, но, тем не менее, они потрясающие результативны. Например, начатое в 1948 году Общественной службой здоровья США Фремингемское Исследование Сердца дало кардиологам основные постулаты теории происхождения и лечения ИБС (артериальная гипертензия, гиперхолестеринемия, курение, ожирение, диабет и мерцательная аритмия связаны с риском развития ИБС), а также само понятие о факторах риска и разработку системы оценки риска развития ИБС, – и новые данные продолжают поступать3!

Такое «звездное» проспективное когортное исследование есть и у исследователей связи между сладкими напитками (как с сахаром, так и с сахарозаменителями) и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Вышло оно в конце 2020 года в журнале Американского колледжа кардиологии JACC и касалось результатов десятилетнего наблюдения за более чем 104 000 человек из французской когорты NutriNet-Santé. Все участники были поделены на три группы – употреблявшие напитки с низкокалорийными сахарозаменителями (вне зависимости от вида самого сахарозаменителя); употреблявшие сладкие напитки (все напитки, содержащие ≥5% сахара, в том числе безалкогольную газировку, сиропы, 100% соки, морсы); а также группу тех, кто пил только воду.

Наблюдение осуществлялось путем регулярных онлайн-анкетирований (оценка физической активности, социально-экономического статуса, антропометрия) и трехкратного заполнения подробного, 24-часового дневника питания два раза в год.   

Внимание уделялось: впервые возникшим инсультам, транзиторным ишемическим атакам, инфарктам миокарда, острому коронарному синдрому и случаям ангиопластики. Все основные события, касающиеся проблем со здоровьем, о которых сообщили участники, были подтверждены на основании их историй болезни.

В ходе последующего десятилетнего наблюдения среди участников произошло в общей сложности 1379 случаев возникновения упомянутых сердечно-сосудистых проблем. И те, кто пили сладкие напитки (вне зависимости от того, подслащивали ли их сахаром или сахарозаменителем), имели более высокий риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. Сахар влиял серьезнее, сахарозаменители – меньше, но само влияние было очевидно.

Сами ученые связывают негативное воздействие сахарозаменителей на повышение риска возникновения сердечно-сосудистых заболеваний с изменением микробиоты кишечника4 – как и израильтяне с их мышами, а также многие другие исследователи связи микрофлоры и диабета – и приходят к заключению, что сахарозаменители не могу стать здоровой заменой сахару, употребление сладких углеводов для полноценной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний и диабета требуется сократить вообще.

Однако здесь мы (и авторы исследования также) возвращаемся к другой проблеме – в когорте NutriNet-Santé сахарозаменители не были разделены по отношению к возможному влиянию на микробиоту кишечника. А ведь нам известно, что, по крайней мере, сукралоза5 не способна негативно влиять на микрофлору кишечника за счет микроскопических доз, обеспечивающих сладкий вкус, а эритрит6 вообще не расщепляется микрофлорой кишечника из-за особенности своей молекулы.

 

Ученые настаивают на том, что для более точных выводов необходимо расширить и продолжить исследование. Мы тоже попробуем рассмотреть другие исследования на эту тему (а также и позицию тех, кто уже считает, что сахарозаменители полезны для профилактики сахарного диабета) – но уже в следующей статье. 

Примечания

Количество просмотров: 9.
Добавить комментарий