Омега-3, часть вторая – альфа и омега внесердечной патологии

Мы уже писали о том, что прошлый год ознаменовался огромным кардиологическим разочарованием – Кокрейновский системный обзор не подтвердил1 у омега-3 полиненасыщенных жирных кислот десятилетиями приписываемой им способности снижать риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и предотвращать возникновение новых. Впрочем, возможно все не так плохо, потому что, как считают специалисты Национальных институтов здоровья (минздрав США), помимо собственно исходного отсутствия кардиопротекторных свойств, их наличие и выраженность может просто маскироваться приемом других, более мощных препаратов, плюс активным фоновым употреблением этих самых омега-3 в пищу, которое значительно выросло в развитых странах под влиянием пропаганды здорового образа жизни за последние два десятилетия2 3.

Однако областью кардиологии использование омега-3 не ограничивается, и в этой статье мы попробуем разобраться, влияет ли употребление омега-3 в пищу на риск развития и течение таких заболеваний, как рак, артрит, аллергия и многих других.

Для начала все же несколько слов про омега-3.

 

Омега-3 и где они обитают

Омега-3 – это собирательное название для целой группы соединений класса незаменимых ненасыщенных жирных кислот, у которых, в отличие от насыщенных (которые имеют в своей молекуле только одинарные связи между атомами углерода), присутствует по одной (мононенасыщенные или моноеновые жирные кислоты) или больше (полиненасыщенные или полиеновые жирные кислоты) двойных связей.

Незаменимыми они названы потому, что у подавляющего большинства людей эти соединения не могут синтезироваться в организме и должны поступать извне, с пищей.

Также в литературе используется и наименование ПНЖК (полиненасыщенные жирные кислоты), под которое попадают представители и омега-3, и омега-6. Разница между первыми и вторыми состоит лишь в месте расположения той самой двойной углеродной связи: у омега-3 она находится в омега-3 позиции, то есть между третьим и четвертым атомами углерода, считая от метилового конца цепи жирной кислоты, а в омега-6 – между шестым и седьмым.

В важные для человека омега-3 входят альфа-линоленовая (ALA) кислоты, эйкозапентаеновая (EPA) и докозагексаеновая (DHA) кислоты, при этом альфа-линоленовая (самая короткая) может быть предшественницей двух остальных. 

«Лин» в названии линоленовой кислоты указывает на то, что впервые она была получена из льна, но ее более длинные «родственницы» (которых принято объединять под названием «длинноцепочные омега-3», хотя в химическом значении альфа-линоленовая также относится к длинноцепочным)  эйкозапентаеновая и докозагексаеновая встречаются в основном в рыбе и морепродуктах.

 

Основные пищевые источники омега-3: семена льна и льняное масло, семена чиа, морская рыба и морепродукты (особенно лососевые и жирная и мелкая рыба: скумбрия, сардины, сельдь, анчоусы), морские водоросли, рапсовое, рыжиковое и горчичное масло, мясо диких животных, семена технической конопли и конопляное масло, шпинат, листья портулака.

При этом топовые источники альфа-линоленовой кислоты – это льняное масло, семена чиа,  грецкие орехи и семена льна, а для эйкозапентаеновой и докозагексаеновой кислот – лосось (дикий и выращенный на ферме), сельдь, сардина и скумбрия.

 

Учитывая, что ПНЖК принимают самое непосредственное участие в процессах роста и развития плода (в частности – развитии нервной системы и зрительного аппарата), проявляют противовоспалительные свойства и являются структурным элементом клеточных мембран, ученые предположили, что они могут быть полезны при лечении и профилактике целого ряда заболеваний.

 

Здоровье ребенка и развитие нервной системы

Вопрос влияния употребления матерью морепродуктов и омега-3 жирных кислот на массу тела ребенка при рождении, продолжительность беременности, здоровье глаз, умственное развитие и другие показатели здоровья младенцев рассматривался в большом количестве исследований, так как докозагексаеновая кислота необходима для роста и развития плода. Ее накопление в сетчатке завершается с рождением, тогда как накопление в головном мозге продолжается в течение первых двух лет жизни.

Например, американское исследование 2008 года «Maternal fish intake during pregnancy, blood mercury levels, and child cognition at age 3 years in a US cohort» показало4, что употребление матерью рыбы два и более раз в неделю (по сравнению с однократным) было связано с улучшением зрительных функций ребенка даже после того, как были отсеяны такие сопутствующие факторы, как возраст матери, образование, курение и употребление алкоголя во время беременности, образование отца и рост плода, а в английском исследовании «Maternal seafood consumption in pregnancy and neurodevelopmental outcomes in childhood» оказалось5, что более низкое потребление морепродуктов во время беременности было связано с повышенным риском неоптимальных коммуникативных навыков детей  в возрасте 6 и 18 месяцев, а также с заниженными показателями интеллекта и нарушением социального поведения в возрасте 7–8 лет. При этом систематические обзоры показывают, что, даже несмотря на то, что морепродукты иногда содержат повышенные уровни метилртути, польза для здоровья от употребления морепродуктов в течение дородового периода перевешивает риски.

Однако ситуация с употреблением биодобавок омега-3 несколько иная.

Серия крупнейших исследований на эту тему, включавшее почти две с половиной тысячи беременных женщин, принимавших по 800 мг докозагексаеновой и 100 мг эйкозапентаеновой кислот, и их детей в постнатальном периоде, подтвердило, что дети от матерей, принимающих длинноцепочные омега-3, действительно более часто рождаются доношенными и с нормальным весом, но совершенно не отличаются по умственному развитию от других своих сверстников6. Еще одно исследование не выявило преимуществ приема омега-3 в виде пищевых добавок и для улучшения зрительных функций. Авторы систематического обзора и мета-анализа одиннадцати рандомизированных контролируемых исследований пришли к выводу, что имеющиеся на данный момент данные не подтверждают и не опровергают преимущества приема матерью во время беременности добавок длинноцепочных омега-3 для умственного развития или улучшения зрения у детей раннего возраста7.

Итоговым можно считать самый масштабный на данный момент отчет AHRQ (Агентство по исследованиям и качеству охраны здоровья, одна из 12 организаций, входящая в состав министерства здравоохранения США), которое опубликовало в 2016 году обзор, касающийся  воздействия омега-3 жирных кислот на здоровье ребенка и матери8. В этом документе оценивались результаты более 150 исследований, в том числе – 95 РКИ, то есть исследований с наибольшем уровнем достоверности получаемых данных. Авторы пришли к выводу, что, за исключением небольшого благоприятного воздействия на массу тела при рождении и продолжительность беременности, добавление или обогащение рациона матери добавками омега-3 не оказывает особого влияния на здоровье будущего ребенка.

Последний американский гайдлайн по здоровому питанию включает рекомендации  по употреблению беременными и кормящими женщинами 8–12 унций морепродуктов в неделю, при этом следует выбирать тех их виды, что содержат большее количество длинноцепочных омега-3, но, одновременно, меньшее – метилртути (лосось, сельдь, сардины и форель, но не скумбрия, рыба-меч или белый тунец). Американская академия педиатрии дает аналогичные рекомендации для кормящих, рекомендуя прием 200–300 мг докозагексаеновой кислоты в день (одна-две порции рыбы в неделю), что гарантирует достаточное количество этой омега-3 в грудном молоке9.

 

Профилактика рака

В свое время ученые выдвинули гипотезу о том, что более высокое потребление омега-3 может снизить риск развития рака из-за наличия у этого класса ПНЖК противовоспалительного действия и способности ингибировать факторы роста клеток10. Результаты исследований однако оказались весьма противоречивыми и зависящими от конкретного вида опухоли.  

 

Рак груди

Есть большая вероятность того, что употребление омега-3 связано с понижением риска развития рака молочной железы. Например, авторы мета-анализа данных 21 проспективного когортного исследования пришли к выводу, что женщины с высоким диетическим потреблением и/или тканевым уровнем длинноцепочных омега-3 имели на 14% более низкий риск рака молочной железы, чем женщины с низким потреблением11.

Эти же авторы также обнаружили дозозависимую связь взаимосвязь между более высоким комбинированным потреблением обеих длинноцепочных омега-3 и сниженным риском рака молочной железы. При этом потребление альфа-линоленовой кислоты или рыбы этой связи не вызывало. Это открытие, которое может быть связано с различными уровнями содержания омега-3 в мясе разных видов рыб, требует дальнейшего изучения.

 

Рак ободочной и прямой кишки

Ряд исследований и мета-анализов показывают, что повышенное употребление в пищу рыбы и добавок с омега-3 связано с пониженным риском развития колоректального рака.

Например, результаты систематического обзора и мета-анализа 22 проспективных когортных исследований и 19 исследований типа «случай-контроль» показывают, что риск развития рака прямой кишки был на 21% ниже для участников с самым высоким потреблением рыбы (до одной порции в  день) по сравнению с участниками с самым низким потреблением рыбы (всего лишь один раз в месяц), но потребление рыбы не имело значительной связи с риском развития одного только рака толстой кишки12. Еще ряд исследований позволяет предположить, что эти результаты могут быть лимитированы генетически (если генетический риск низкий, длинноцепочные омега-3 понижают его, если высокий – повышают), а также зависеть от пола (среди мужчин использование добавок с рыбьим жиром снижало риск развития колоректального рака в среднем на 34% и более, но этот эффект не наблюдался у женщин)13.

 

Рак предстательной железы

На данный момент результаты исследований не позволяют делать какие-либо уверенные выводы о пользе или бесполезности омега-3 при раке предстательной железы.

 

И другое

Также ученых, которые рассматривали механизмы воздействия омега-3 на человеческий организм, интересовала и возможная польза применения добавок с этими жирными кислотами при ряде других состояний, помимо описанных выше, включая депрессию, различные воспалительные заболевания кишечника, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) у детей, детскую же аллергию и муковисцидоз.

 

Депрессия

Так как омега-3 в количестве присутствуют в клетках нервной системы и участвуют в синтезе ряда эйкозаноидов (например, протектин PtD1, который, как считается, играет важную роль в патогенезе нейродегенеративных заболеваний типа болезни Альцгеймера), было выдвинуто предположение, что употребление омега-3 жирных кислот, в частности докозагексаеновой, может положительно отразиться на симптомах депрессии. Мета-анализ 2016 года, включавший 26 исследований, показал, что риск депрессии снижается на 17% при увеличении употребления рыбы14.

Тем не менее, Кокрейновский обзор 2015 года пришел к выводу, что доказательств для определения того, являются ли омега-3 (в дозе от 1 000 до 6 600 мг в день EPA, DHA и/или других омега-3) полезными при тяжелом депрессивном расстройстве у взрослых, недостаточно. Его авторы обнаружили умеренное положительное влияние на симптомы депрессии, но решили, что этот эффект не является клинически значимым15.

 

Воспалительные заболевания кишечника

Омега-3 известны своим активным противовоспалительным эффектом, но авторы систематического обзора 2012 года «Omega-3 fatty acids and inflammatory bowel diseases - a systematic review» пришли к выводу, что имеющиеся данные не подтверждают использование добавок омега-3 для лечения воспалительных заболеваний кишечника (термин, под которым подразумевают болезнь Крона и неспецифический язвенный колит)16. Кокрейновский обзор 2014 года не подтвердил эффективность добавок с омега-3 и в качестве средств для поддержания ремиссии у лиц с болезнью Крона, поэтому на данный момент вопрос целесообразности применения омега-3 при воспалительных заболеваниях кишечника закрыт17.

 

СДВГ

Синдром дефицита внимания и гиперактивности – довольно дискутируемое эмоционально-поведенческое расстройство (некоторые специалисты до сих пор считают его не патологией, а недостатком воспитания), однако он признан международно и имеет соответствующий код в МКБ. Учитывая нейроактивность омега-3, было бы логично предположить, что этот класс ПНЖК может оказаться полезным при его коррекции.

На данный момент ситуация двойственная – с одной стороны, проведенные систематический обзор и мета-анализ не обнаружили улучшений при добавлении в рацион омега-3 в отношении показателей эмоциональной лабильности, антисоциального поведения  или агрессии, однако, когда были проанализированы только подгруппы исследований более высокого качества и исследований со строгими критериями включения, оказалось, что омега-3  в виде 60–1296 мг в день эйкозапентаеновой и/или докозагексаеновой кислот  значительно улучшали эмоциональную лабильность и проблемы с поведением18.

 

Аллергия у детей

Ситуация с детской аллергией приблизительно такая же неопределенная, как и с синдромом дефицита внимания и гиперактивности: систематический обзор и мета-анализ 2016 года, основанные на данных 10 проспективных когортных исследований и 5 рандомизированных клинических исследований потребления омега-3 во время беременности и исходов аллергических заболеваний у детей (экзема, риноконъюнктивит и астма), показали противоречивые результаты19. По итогам авторы все же больше склоняются к тому, что  длинноцепочные омега-3 в виде добавок или рыбы в рационе обладают свойством защищать организм будущего ребенка от аллергических реакций.

Приблизительно к таким же выводам пришел и Кокрейновский обзор, рассматривавший применение длинноцепочных омега-3. По мнению его авторов, «существует ограниченное количество доказательств в пользу применения длинноцепочных омега-3 женщинами во время беременности и/или лактации для снижения риска аллергических заболеваний у их детей»20.

 

Муковисцидоз

Муковисцидоз – системное наследственное заболевание, которое, несмотря на то, что причина его известна с конца 80-х, так до сих пор и не научились лечить. Кокрейновский обзор показал, что омега-3 в дозе от 300 до 5400 мг в день EPA и/или DHA могут улучшать функцию легких и повышать уровень незаменимых жирных кислот в крови у таких пациентов. Тем не менее, авторы пришли к выводу, что достаточных доказательств, чтобы рекомендовать рутинное использование добавок омега-3  при муковисцидозе, нет21.

 

Вопросы применения омега-3 при всех этих состояниях (за исключением воспалительных заболеваний кишечника, где ясно, что пользы от омега-3 нет, и вопросов роста и развития ребенка, где понятно, что омега-3 должны присутствовать в рационе матери и - позже – самого ребенка в достаточном количестве) остаются открытыми. Во всех описанных выше случаях авторы настаивают, что для вынесения окончательного решения необходимы более адекватно спланированные исследования: такие исследования идут до сих пор.

Возможно, в скором будущем у нас появится более точная информация о дозах и видах омега-3, применяемых при той или иной патологии, но пока что ясно одно: омега-3 – как минимум незаменимая часть нашего рациона, а морская жирная рыба является оптимальным их источником

Примечания

Количество просмотров: 6.
Добавить комментарий