Как не надо лечить рак – ученые-мошенники

В 1993 году Американское общество исследования рака посвятило отдельную публикацию методам лечения рака, полезность, эффективность и безопасность которых  были признаны Обществом сомнительными. Мы уже говорили об этом длинном списке фуфломицинов и лжеметодик в предыдущих публикациях, сегодня же поговорим о печальной тенденции – поддержке врачами и деятелями науки сомнительных методов лечения в онкологии.

 

Слепая вера во всемогущий компьютер

В 1960-х годах доктор медицинских наук Уильям Дональд Келли разработал для онкобольных специальную оздоровительную программу, которая включала диету, употребление витаминов и ряда ферментов, а также некое «компьютеризированное метаболическое типирование». Келли классифицировал людей на «симпато-доминантных», «парасимпато-доминантных» и «метаболически сбалансированных» и давал рекомендации по питанию для каждого типа отдельно. Он утверждал, что его «Индекс оценки белкового метаболизма» способен выявить рак до того, как тот проявится клинически, а «Индекс злокачественности Келли» может обнаружить «наличие или отсутствие рака, скорость роста опухоли, расположение опухолевой массы, прогноз лечения, возраст опухоли и регулировать прием лекарств».

После того, как свидетели показали, что Келли диагностировал рак легких на основании крови из пальца пациента и прописал ему пищевые добавки, ферменты и диету в качестве лечения, суд в Техасе запретил ему заниматься медицинской практикой и отнял лицензию1.

Однако доктор медицинских наук не сдавался. Он подавал апелляцию за апелляцией – но добился только того, что в 1976 году была приостановлена и его лицензия на стоматологическую деятельность. Остановило ли это Келли? Ни в коем случае. Он продолжал продвигать свои методы лечения рака вплоть до середины 1980-х годов, используя как площадку свой «Международный институт здравоохранения». Прикрываясь громким названием этого заведения, «лицензированные специалисты» и «сертифицированные специалисты по метаболизму» со всей Америки заполняли анкету своих пациентов и отправляли данные в альма-матер, где анкеты обрабатывались, и в ответ «специалистам» отправлялась компьютерная распечатка с длинным отчетом о «метаболическом статусе» больного и подробными инструкциями, касающимися  продуктов питания, БАДов (обычно от 100 до 200 таблеток в день), методов «детоксикации» и изменения образа жизни.

 

Последователи секты святого компьютера

В 1987 году еще один доктор медицинских наук, Николас Гонсалес из Нью-Йорка, начал предлагать свой вариант «терапии Келли».  В частности, модификации включали «10 основных диет с 90 вариациями», кофейные клизмы и «до 150 таблеток в день в 10–12 приемов».

Гонсалес проанализировал записи предшественника и написал книгу, в которой, в частности, описывал 50 «успешно излеченных» случаев рака. Когда в 1990 году эксперты проверили рукопись этой публикации, оказалось, что вся эта «успешность» была не более чем фикцией.
Далее наша история снова становится протоколом из зала суда.

В 1994 году, после расследования шести дел Гонсалеса, лицензирующие органы штата Нью-Йорк пришли к выводу, что:

  • модификация «терапии Келли» не позволяет использовать ее как отдельный «альтернативный протокол» лечения рака;
  • Гонсалес  не смог правильно интерпретировать признаки и симптомы прогрессирования заболевания,
  • Гонсалес проявил некомпетентность в вопросах лечения рака,
  • приведенная Гонсалесом статистика и учет пациентов были неадекватным.

Гонсалесу присудили испытательный срок на три года с условием, что он пройдет переподготовку, а его работа будет контролироваться Управлением профессиональной этики.

Однако вы плохо знаете порядки в США, если думаете, что история на этом закончилась.

В 2010 году книга нашего последователя кофейных клизм и компьютерного тестирования была опубликована под названием «Одиночка против всех: исследование питания, рака и Уильяма Дональда Келли». И, конечно же, в ней была история все тех же 50 пациентов, доказательств излечения которых не нашли 23 года назад.

В 1997 году суд Нью-Йорке постановил Гонсалесу выплатить своей бывшей пациентке 2,5 миллиона долларов в качестве компенсации реального ущерба и 150 000 долларов в качестве штрафных санкций. Женщина рассказала суду, что в 1991 году у нее диагностировали раннюю стадию рака матки и назначили гистерэктомию. Вместо того, чтобы пройти рекомендованную с медицинской точки зрения лучевую и химиотерапию, она проконсультировалась с Гонсалесом, и тот... отговорил ее следовать советам онколога. Он стал лечить пациентку кофейными клизмами и килограммом таблеток и по окончанию курса утверждал, что поборол рак. В это время опухоль спокойно прогрессировала. В итоге пациентка выжила, но потеряла зрение и осталась с искалеченным позвоночником.

Гонсалес умер в 2015 году, успев насладиться гонораром за книгу.

 

Разрушительная бактерия доктора Ливингстон

Виржиния Ливингстон, доктор медицинских наук, умершая в 1990 году, считала, что рак вызывается бактерией, которую она назвала Progenitor cryptocides (прародитель криптоцидный). Этот «прародитель», якобы, проникает в организм, когда «иммунитет подвергается стрессу или ослаблению». Дама утверждала, что борется с прогениторами, укрепляя иммунную систему организма с помощью вакцин (которые она делала, в том числе, из мочи пациента), клизменной «детоксикации», ферментов, витаминно-минеральных добавок, вегетарианской диеты, исключающей курицу, яйца и сахар, а также своеобразной «психотерапии», включавшей визуализацию и «снижение стресса».

Ливингстон утверждала, что в результате ее лечения от рака выздоровело огромное количество людей – но так и не опубликовала никаких клинических данных, подтверждающих это утверждение. А когда ученые попытались найти этот зловредный Progenitor cryptocides у пациентов с онкологией, то оказалось, что под маской «прародителя» скрывается обычная кожная бактерия.

Исследователи из Онкологического центра Пенсильванского университета провели сравнение 78 своих пациентов с аналогичными пациентами, проходившими лечение в клинике Ливингстон. У всех больных был диагностирован рак на поздних стадиях, от которого на момент исследования не было никакого официально утвержденного лечения. Как и ожидалось, сравнение не выявило различий в среднем времени выживания в обеих группах, однако при этом оказалось, что пациенты, лечившиеся от «прародителя, чаще сообщали о проблемах с аппетитом и болях2.

Конец у этой истории такой же американский, как и у большинства предыдущих – на момент написания рекомендаций Американским обществом исследования рака терапия «от прародителя» продолжала предлагаться пациентам в Медицинском центре Фонда Ливингстон в Сан-Диего.

 

Что вы не знали о моче

На основании разделения всех процессов в организме на анаболические (образования) и катаболические (расщепления) доктор медицинских наук Эмануэль Ревич (Revici) придумал свой способ лечения рака. Его программа «Ревичевский контроль рака» (также называемая липидной терапией и «биологически управляемой химиотерапией») была основана на представлении о том, что рак вызывается дисбалансом между этими самыми конструктивными и деструктивными процессами в организме. Доктор Ревич прописывал своим пациентам жирные спирты, цинк, железо и кофеин (которые, в его понимании, представляли собой анаболические средства) и жирные кислоты, серу, селен и магний (соответственно, катаболические) в зависимости от результатов анализа мочи – главным образом ее удельного веса, pH (кислотности) и поверхностного натяжения3.

С научной точки зрения этот подход – полнейшая чушь, поскольку удельный вес мочи отражает концентрацию растворенных веществ и во многом зависит от количества потребляемой человеком жидкости, а ее кислотность зависит, в основном, от диеты и может значительно изменяться уже в течение дня. Несмотря на то, что первые два параметры действительно широко используются в диагностике (так, удельный вес мочи – это показатель способности почек концентровать и разводить мочу и, помимо питьевого режима пациента, напрямую зависит от работы почек, а кислотность – является одним из ключевых показателей, позволяющих оценить активность процессов литогенеза при мочекаменной болезни), для подобных целей они бессмысленны. Поверхностное же натяжение мочи вообще не имеет признанного с медицинской точки зрения диагностического значения.

В 1965 году исследовательская группа, внимательно наблюдавшая за примерно 30 раковыми больными Ревича, сообщила, что его метод не имеет никакой ценности4.

В 1983 году, после того, как Ревич убедил трех своих пациентов поверить, что он может вылечить их от рака, и посоветовал им не проходить лечение в других местах, Совет по профессиональному медицинскому поведению штата Нью-Йорк обвинил его в мошеннической практике. В 1988 году, после множества судебных слушаний, он был приговорен к пяти годам испытательного срока с требованием соответствия моральным и профессиональным стандартам поведения медицинской профессии.

В 1992 году Ревич, которому было на тот момент 95 лет, снова взялся за свое, и в 1993 году его лицензия, наконец, была отозвана.

Ревич умер в 101 год, в своей постели, вполне довольный жизнью. Его пациенты таким концом похвастаться не могли.

 

Нобелевская ошибка

В начале нашего цикла статей мы упоминали негативный опыт одного из нобелевских лауреатов. Настало время познакомиться с ним поближе.

Наверное, многие слышали о беспрецедентной пользе витамина С при самых разнообразных болезнях и состояниях. Это утверждение (а особенно – о полезности витамина С для лечения рака) многом принадлежит Лайнусу Полингу – ученому, но не медику.

Уже с середины 70-х годов Полинг начал рассказывать, что высокие дозы витамина С эффективны в профилактике и лечении рака. В 1976 и 1978 годах он и шотландский хирург Эван (Юэн) Кэмерон сообщили, что группа из 100 больных раком в терминальной стадии, получавших 10 000 мг витамина С ежедневно, прожила в три-четыре раза дольше, чем аналогичные пациенты, но не получавшие витамин С. Однако доктор наук Уильям ДеВис, руководитель отдела клинических исследований NCI, обнаружил, что группы пациентов, приведенных Полингом как пример, невозможно сравнивать: группу, получавшую витамин С, лечил Кэмерон, а остальных – другие врачи. При этом терапию витамином С подключали, когда Кэмерон произвольно начинал считать пациентов безнадежными, что, как оказалось, случалось раньше, чем другие врачи признавали безнадежными своих пациентов – этим обеспечивалось более ранее вмешательство и, соответственно, большая выживаемость.

Анализ ДеВиса был лишь началом – после этого клиника Мэйо провела три двойных слепых исследования, соответствующих всем требованиям доказательной медицины, в которых приняли участие 367 пациентов на поздних стадиях рака. Все три исследования показали, что пациенты, получавшие 10 г витамина С в день, чувствовали себя не лучше, чем те, кто получал плацебо5.

Иронией судьбы в этой истории является то, что, несмотря на многолетнее использование сверхвысоких доз витамина С, Полинг и его жена умерли от рака.

 

Полинг представляет собой не единственный пример ученого не-медика, который брал на себя ответственность рекомендовать какие-либо средства против рака.

В следующей статье мы расскажем о его «коллегах».

Примечания

Количество просмотров: 48.
Добавить комментарий